Золото - ретроспектива, Часть II (AGT)
29.09.2003, 07:21

Золото - ретроспектива, Часть II (AGT)

  Подготовил Евг. Романов
 
«Какой смысл во всех трудах и хлопотах этого мира?
Какой смысл в жадности и амбиции, в стремлении к богатству,
власти и собственной значимости?».
 
«Теория морального чувства», Адам Смит.
(Тот самый, что с 1790 покоится на кладбище в Кэнонгейте)
 
ДЕНЬГИ В ПОСЛЕДНЕЙ ИНСТАНЦИИ (ЧАСТЬ II)
 
США проигрывают войну с золотом. Рассматривая его как конкурента доллару в качестве мировой резервной валюты, Америка во второй половине 90-х годов сумела резко опустить мировые цены на золото, но теперь они снова растут.

 
Цены на золото уверенно растут уже больше года. За последние пят­надцать месяцев желтый металл подорожал более чем на 20% — среднемесячная цена тройской унции поднялась с 260 до 320 долларов. Дру­гими словами, золото «отыграло» более трети от беспрецедентного падения своей стоимос­ти (а оно подешевело на 60%), которое продол­жалось всю вторую половину 90-х годов. Более того, рост цен на золото, судя по всему, стано­вится долгосрочной тенденцией. Появились прогнозы, что в течение года стоимость трой­ской унции может подняться уже до 400 дол­ларов. Звучат и более смелые оценки, соглас­но которым в ближайшие два-три года цены на золото могут превысить 600, а то и 1000 долларов за унцию. То есть поставят новый истори­ческий рекорд.
 
Эти прогнозы имеют все шансы оправдать­ся. Фундаментальная причина подорожания золота — слабость центра мировой капита­листической системы. Состояние американ­ской экономики неважное, да и политичес­кой стабильности в мире за последние два го­да не прибавилось. Способность же США осуществлять политическое лидерство и быть локомотивом мирового хозяйства — главное «обеспечение» доллара. Значение американ­ской валюты как мирового резервного акти­ва закономерно оказалось под вопросом. По­этому инвесторы все большее внимание уде­ляют золоту, резервному активу, неоспоримые преимущества которого — многовековая «кредитная история» и независимость от доб­рой воли ведущих мировых держав.
 
Есть и еще одна важная причина резкого подорожания золота — цены на него в 90-е го­ды были очень сильно занижены. Упали они, как полагает целая группа западных эконо­мистов и бизнесменов, в результате согласо­ванных действий ряда ведущих глобальных инвестбанков, центральных банков некото­рых западных стран и крупных золотодобы­вающих компаний. Целью заговора было соз­дание благоприятных условий для экономи­ческого роста в США. И основным из этих ус­ловий стало поддержание низких цен на зо­лото, которое до сих пор не потеряло для ми­ровой экономики значения «денег в послед­ней инстанции». Однако удерживать цены на достигнутом низком уровне оказалось непо­сильной задачей даже для подобного союза. И цены на золото стали расти.
 
Бегство от «желтого дьявола»
 
Всю вторую половину 90-х годов золото постоянно дешевело. Цены упали едва ли не вдвое — с 420 до 250 долларов. От золота отвернулись все: центральные банки и золотодобытчики, инвестбанки и хедж-фон­ды — они предпочитали продавать. «С на­чала второй половины девяностых годов до весны девяносто девятого на финансовом рынке доминировала точка зрения, что, поскольку доллар силен, рост рынка акций стабилен, инфляция под контролем и все вроде как в порядке, золото должно деше­веть. Так что большинство инвесторов тор­говали им вкороткую. Это оказывало серь­езное давление на цены на металл», — ска­зала «Эксперту» аналитик WorldGoldCouncilРона О'Коннел.
 
Начало же «медвежьему» тренду поло­жили Центробанки стран Западной Евро­пы (на их долю приходится почти полови­на всех официальных золотых запасов ми­ра — примерно 15 тыс. из 32 тыс. тонн): в середине 1996 года они объявили о наме­рении распродать часть своих золотых за­пасов. «Такова была политика центробанков. Они продавали золото, и рынок опус­кал цену. К тому же изменилась психоло­гия инвесторов, которые переключили свое внимание с золота на акции и обли­гации. То есть, с одной стороны, были ЦБ, продающие золото, а с другой — инвесто­ры, которым оно стало не очень интерес­но. Даже одного из этих факторов было достаточно, чтобы цена на золото не рос­ла или даже шла вниз», — сказал «Экспер­ту» сотрудник EconomistIntelligenceUnitМетью Пэрри.
 
 
Всего суммарные нетто-продажи всех центральных банков мира с 1997-го по 2001 год составили приблизительно 2100 тонн золота, или около 15% от миро­вого потребления золота за эти пять лет. По­мимо прямого воздействия распродажа ме­талла из резервов ЦБ оказала на рынок и косвенное влияние. Денежные власти наи­более развитых стран мира подавали инвес­торам недвусмысленный сигнал: продавай­те. Кроме того, в 90-х годах Центробанки охотно давали в долг имеющееся у них зо­лото. По данным WorldGoldCouncil, объем выданного в кредит золота рос как снежный ком: в 1990 году он составлял 900 тонн, в 1995-м — 2100, а к концу 1999 года уже пре­высил отметку 4700 тонн.
 
Вокруг золотых кредитов центробанков выстроился целый бизнес. Хедж-фонды занимали золото по незначительной ставке (leaserateколеблется в диапазоне 1—3% годовых, ставка ФРС во второй поло­вине 90-х — 4,75—6,5% годовых) и вклады­вали деньги в американские акции (DowJonesрос по 30% в год), корпоративные об­лигации и облигации развивающихся стран. Хедж-фонды вкладывались даже в ГКО. До­ходность такого рода операций составляла десятки процентов и была тем более прив­лекательна, что продажи взятого взаймы зо­лота вели к еще большему снижению цены на этот металл.
 
На понижение играли своими действия­ми и горнорудные компании. «Многие золотодобывающие компании понимали, что могут сделать больше денег, управляя свои­ми хедж-операциями, то есть, продавая на рынке фьючерсные контракты на еще не до­бытое золото. Крупнейшие на этом зараба­тывали, — рассказал нам исполнительный директор золотодобывающей компании Hambrow& MiningПитер Хемброу. — В ус­ловиях высокой процентной ставки по дол­лару США фьючерсная цена золота ощути­мо превышала спотовую, что делало подоб­ного рода операции привлекательными. Кроме того, компании, продававшие золо­тые фьючерсы в условиях снижения цен на золото, получали прибыль по своей корот­кой позиции». По сути, для компаний, втя­нувшихся во второй половине 90-х в игру на фьючерсном рынке, спекуляции стали ос­новным источником прибыли, а основной бизнес — добыча золота — «обеспечением» этих спекуляций.
 
«Кто-то из золотодобытчиков, по-види­мому, продавал золото ниже реальной се­бестоимости благодаря разнице в курсах ва­лют. Цена на золото фиксируется в долла­рах, а издержки от добычи выражаются в национальных валютах. Так что в условиях девальвации национальных валют в долла­ровом эквиваленте цена на металл могла па­дать, тогда как в местной валюте доходы компаний росли», — рассказывает Метью Пэрри из EIU. Речь идет главным образом о золотодобывающих компаниях из Австра­лии и Южной Африки, чьи валюты дешевели в конце 90-х. Таким образом, и сами золотодобытчики немало поспособствова­ли тому, что на рынке золота во второй по­ловине 90-х годов сформировался гигант­ский «пузырь наоборот». Причем возник он не столько из-за случайного стечения обсто­ятельств, сколько вследствие целенаправ­ленных усилий.
 
Заговор вокруг золота
 
В среде западных экономистов и бизнес­менов довольно широкое распространение получила версия, что падение цен на золо­то стало результатом «заговора» ряда центро­банков, инвестбанков и золотодобывающих компаний. «Любой, кто серьезно следит за золотым рынком, знаком с „заговорщичес­кой" трактовкой причин падения цен. Не знаю, какова доля правды в этой версии, но она, несомненно, интересна», — говорит Метью Пэрри из EIU. Причем популярность этой версии постоянно растет. Когда в кон­це 1999 года группа экономистов, интересу­ющихся проблемами рынка золота, факти­чески на голом энтузиазме создала общес­твенную организацию GATA(GoldAnti-TrustAction, «Против золотой монополии») и на­чала пропагандировать свою трактовку «за­говора», их версия воспринималась как со­вершенно маргинальная.
 
Однако по мере того, как многие положе­ния «версии заговора» получали подтвержде­ние, число ее сторонников росло, и инфор­мация о деятельности организации начала попадать на страницы солидных западных изданий. Более того, случайно или нет, но момент перелома тренда на рынке золота — начало мая 2001 года — почти точно совпал с проведением GATAкрупной международ­ной конференции в Дурбане (ЮАР). После нее версия о «заговоре» стала широко извес­тной в среде специалистов.
 
Версия GATAтакова. «Рынком золота ма­нипулировали инвестиционные банки GoldmanSachs, JPMorganChase, Citibankи DeutscheBankпри направляющем участии правительства США, которое использова­ло для этих целей специальный Фонд по ста­билизации обменных курсов (ExchangeStabilizationFund, ESF), подотчетный пре­зиденту и министру финансов США», — за­явил «Эксперту» президент GATA Билл Мер­фи. Американские сторонники GATAв 2000 году даже инициировали иск к прави­тельству США с целью разоблачить практи­ку тайного использования средств ESFдля манипуляций на рынке золота.
 
«Мы уверены, что правительство США проводило целенаправленную политику снижения цен на золото, совершая сделки своп с европейскими ЦБ, которые затем продавали на рынке свое золото. Таким об­разом, несмотря на то, что на проданных слитках стоят отпечатки европейских цен­тробанков, проданное золото возмещалось из запасов США. Основную роль в этих опе­рациях, по нашему мнению, сыграли Бундесбанк и Банк Англии. Само правительство США не продавало крупные партии золота напрямую, оно одалживало его также инвес­тиционным банкам, а уже те выходили с ним на рынок, — рассказал „Эксперту" секретарь GATAКрис Пауэлл. — Что касается инвестбанков, то они вряд ли знали всю схему в де­талях, но их действия были одним из ключе­вых ее элементов. Инвестбанки занимались организацией “коротких” форвардных сделок для золотодобывающих компаний, сре­ди которых особо выделяется BarrickGold- основной пользователь форвардных кон­трактов, во второй половине девяностых го­дов продававший золото наперед».
 
Все они — европейские ЦБ, инвестбанки, золотодобывающие компании — продавали золото, понимая, что, в конечном счете, их поддержит правительство США, что оно обеспечит их золотом в требуемых объемах. «Несколько лет назад (летом 1998 года) глава ФРС Алан Гринспен выступал в конгрессе перед членами банковского комитета и комитета по сельскому хозяйству и подтвердил, что ЦБ готовы одалживать больше золота, если цена на него начнет рас­ти. Глава ФРС заявил конгрессу, что такова политика центробанков по всему миру — они нацелены на снижение цен на золото, а потому готовы давать столько золота, сколь­ко нужно для поддержания низких цен. Это было открытое выступление. Странно, что мало кто обратил на него внимание», — го­ворит Крис Пауэлл.
 
Масштабы манипуляций, по версии GATA, поражают воображение. «ЦБ давали золото взаймы, однако в своих балансах они этого не отражали. Получалось, что на бума­ге золота больше, чем в действительности. Вот у меня сто тонн, десять дал в долг, а в ба­лансе оставил цифру сто», — рассказал «Эк­сперту» директор по исследованиям финан­совой компании Donald& Со. Джон Бримлоу. «Мы полагаем, что всего у центробан­ков в девяностых годах было занято пятнад­цать тысяч тонн золота, то есть в три раза больше, чем официально признано участни­ками рынка», — говорит Билл Мерфи. Дела­лось это для того, чтобы компенсировать не­достаток физического золота на рынке: по расчетам GATA, ежегодный спрос на 1700 тонн превышает предложение (сущес­твуют и более скромные оценки, согласно которым ежегодный дефицит составляет 400—500 тонн). Если верить оценкам GATA, то в 90-х годах почти половина мировых официальных запасов золота была взята в долг и продана.
 
Зачем?
 
Сторонники GATAполагают, что главной целью манипуляций на рынке золота было создание благоприятных условий для эконо­мического роста в США. Игра на пониже­ние на рынке золота стала фундаментальным элементом политики сильного доллара аме­риканской администрации. «Ключом к по­ниманию этой политики является одна из академических работ, написанная бывшим министром финансов США Лоренсом Саммерсом до его назначения на этот пост в ад­министрации Клинтона (Саммерс занял пост министра финансов летом 1999 года после отставки Роберта Рубина). На материале экономической исто­рии США Саммерс исследовал зависимость между ценой золота и процентной ставкой. Он утверждал, что правительство сможет снизить ставку, если оно одновременно бу­дет осуществлять интервенции на рынке зо­лота, снижая его цену», — рассказывает Крис Пауэлл из GATA.
 
«Мы полагаем, что Рубин в девяносто чет­вертом году решил строить политику силь­ного доллара на основе этого понимания вза­имозависимости цены золота и уровня про­центной ставки», — утверждает Билл Мерфи. Сильный доллар означает более деше­вый импорт. В случае США, у которых доля импорта потребительских товаров высока, это означает более низкие темпы роста внут­ренних цен, а значит, дает возможность кон­тролировать инфляцию при более низком уровне процентной ставки. Низкая инфля­ция при низких процентных ставках — бо­лее благоприятного сочетания факторов трудно желать.
 
«Я не раз задавался вопросом, а что США сделали для того, чтобы доллар был силь­ным, кроме бесконечных разговоров на эту тему. Но никто не мог мне ответить»,— го­ворит Билл Мерфи. В действительности США ради этой цели ведут перманентную войну против золота. Ведь этот металл яв­ляется альтернативным доллару резервным активом. Поэтому понижение его цены, уменьшение его роли как средства накопления активов и сбережений — важнейшее ус­ловие силы американской валюты. «Прави­тельство США проводило кампании борь­бы с займами золота по всему миру. В середине восьмидесятых, когда правительство Тайваня покупало золото, американцы бы­ли категорически против, поскольку это не­гативно отражалось на их торговом балан­се. Они выступали против любой азиатской страны (в торговле со странами Восточной Азии формируется львиная доля внешнетор­гового дефицита США), ко­торая активно скупала золото. Если смот­реть на динамику резервов центробанков, то обращает на себя внимание изменение пропорций: азиатские банки имеют в резер­вах мало золота, а доля долларов растет. Су­дя по всему, это из-за давления американ­цев», — рассказывает Джон Бримлоу.
 
Если бы золото оставалось привлекатель­ным активом для инвестирования, США бы­ло бы значительно сложнее убеждать азиат­ские страны (да и не только их) формировать свои резервы преимущественно из эмитиру­емых Америкой долларов. Поэтому версия о том, что американские власти на рынке зо­лота целенаправленно играли на понижение, выглядит правдоподобно.
 
Не в первый раз
 
В том, что происходило в 90-х годах, нет ничего принципиально нового. Взаимозави­симость состояния американской экономи­ки, фондового рынка США и рынка золота прослеживается на протяжении всего XX ве­ка. Так, экономический бум 60-х годов, для которого тоже было характерно сочетание высоких темпов роста и низкой инфляции, держался на продажах американского золо­та. Ко второй половине 60-х США эмитиро­вали все больше и больше долларов, кото­рые оседали в резервах иностранных центро­банков. За 60-е годы официальные золотые запасы США сократились приблизительно на 5 тыс. тонн, а резервы стран Западной Ев­ропы — на тот момент основных торговых партнеров США, чья конкурентоспособ­ность с середины 50-х годов значительно вы­росла, — увеличились примерно на столько же. Экономические пробле­мы начались, когда стало очевидно, что продолжать расти подобным образом США не могут, не исчерпав в скором времени своих золотых резервов. Период процветания за­вершился отказом от золотого стандарта и девальвацией доллара.
 
В экономической истории США XX века можно выделить три периода (они отделены друг от друга приблизительно тридцатью го­дами), для которых характерно сочетание низкой инфляции, длительных и высоких темпов экономического роста: 20-е, 60-е и 90-е годы. Их общая черта — то, что в это время на рынке имел место ощутимый рост предложения золота (в 20-е годы это прои­зошло во многом из-за выхода на рынок зо­лота бывшей Российской империи). В те же периоды увеличивались масштабы финан­сирования научно-технических разработок и значительно поднимались котировки ак­ций. В этом смысле продажи золота вполне оправданны, поскольку в результате создаются условия, благоприятные для технологического развития.
 
Тем не менее, даже дешевея, золото де-факто оставалось резервным активом, альтернативным доллару, и потому являлось одним из важнейших ограничителей того, насколько может быть раздут «пузырь» на Уолл-стрит. Неудивительно, что основная масса «избыточного» или даже «фиктивно­го» капитала, который формировался на фондовом рынке за время экономическо­го подъема, затем неизменно «сгорала». В 30-х годах это произошло в результате катастрофического дефляци­онного кризиса — за три года котировки ак­ций упали в десять раз. В 70-х же из-за рез­кого ускорения инфляции произошло ре­альное обесценение фондового капитала. Можно даже выделить некий «исторически обоснованный» уровень, на котором дол­жны находиться котировки американских акций, чтобы не возникало угрозы кризиса. «Нормальное» отношение индекса Доу-Джонс к цене тройской унции золота — око­ло пяти. Слишком большой «навес» капитала не может быть «спасен».
 
Таким образом, золото исторически про­должает играть роль основного мирового резервного актива — средства сбережения капитала. Косвенное свидетельство это­му — тот факт, что из всех металлов только по золоту существует ликвидный кре­дитный рынок и развитый рынок произ­водных инструментов (более 90% всемир­ного рынка «металлических» деривативов приходится на золото). Возможно, золото перестало быть наиболее удобным и при­быльным финансовым активом. Но оно остается тем важнейшим инструментом, контролируя который, можно манипулировать макроэкономическими условиями. Вот что по этому поводу говорит Питер Хемброу из PitHambrow& Mining: «У рын­ка золота очень долгая история. Надо помнить золотое правило: правила устанавли­вает тот, у кого золото».
 
Удар по инвестбанкам
 
 «Я думаю, как только все узнают о ма­нипуляциях с золотом, будет большой скандал, уровня Уотергейта и дела Enronвместе взятых. Можно ожидать больших проблем у работающих с золотом инвестбанков. JPMorganChaseимеет огромную позицию по золотым деривативам. То же самое и в Citibank. У них сейчас проблемы из-за суже­ния предложения золота. Мы считаем, что они падут так же, как Enron. Тут много общего — JPMorganChaseи Citibankбыли вовлечены в бизнес Enron, равно как и в манипуляции с зо­лотом», — говорит Билл Мерфи.
 
Однако далеко не очевидно, что главными пострадавшими окажутся именно инвестбанки. «У них нет каких-то крупных позиций. Это все операции и позиции их клиентов. Банки стре­мятся избегать крупных рисков. Они работают по приказу клиентов, и в отчетности у них вза­имные расчеты по клиентским счетам», — счи­тает Рона О'Коннел из WorldGoldCouncil. «У инвестбанков есть большие открытые позиции по золоту. Но они могут быть открыты не только для банков, но и для их клиентов», — так про­комментировал ситуацию пожелавший остать­ся анонимным аналитик инвестбанка.
 
Серьезно пострадать могут те золотодобы­вающие компании, которые оказались глубо­ко вовлечены в игру на рынке деривативов. Прецеденты есть. «Уже были проблемы с рис­ками у Ashantiи Cambio(это компании из Ганы и Канады). Эти риски покрыли инвестбанки — неожиданный шаг», — рассказывает Рона О'Коннел. «Не думаю, что JP Morgan Chaseили GoldmanSachsобрекут на крах. Их спасет правительство США: деньгами или продавая золото по цене ниже рыночной», — считает Крис Пауэлл.
 
Сценарии
 
По поводу того, что дальше будет с ценой на золото и рынком вообще, мнения анали­тиков расходятся. «В среднесрочной пер­спективе новые, более высокие цены устоят. Но я не думаю, что это может длиться веч­но. Как только золотодобытчики прекратят выкупать золото, поддерживать цену будет сложнее. Хотя, конечно, остается полити­ческая нестабильность и экономические трудности. Я думаю, что уже через полтора года золото вернется к недавней низкой це­не двести пятьдесят-двести семьдесят дол­ларов», — говорит аналитик одного из веду­щих глобальных инвестбанков, активно ра­ботающих на рынке золота.
 
Прямо противоположного мнения при­держиваются сторонники «версии загово­ра» — они считают, что в ближайшие годы золото должно резко подорожать. «Думаю, к концу года может быть пятьсот долларов за унцию и до тысячи долларов в следующем году. На таком уровне цена останется надол­го», — считает глава GATAБилл Мерфи. Действительно, серьезные основания гово­рить о подобном развитии событий есть. В сентябре 1999 года уже имел место взрыв­ной рост цен на золото, когда за считанные дни цены взлетели с 260 до 330 долларов за унцию. Это произошло после объявления о подписании так называемого Вашингтон­ского соглашения.
 
«Оно было подписано сроком на пять лет. Предполагается, что по истечении указан­ного срока его продлят или оно сохранится в некой модифицированной форме. Веду­щие западные Центробанки обещали, что в течение пяти лет они продадут не более двух тысяч тонн золота, ежегодный объем продаж ограничен четырьмястами тоннами. Они также обещали, что на рынок не будет пос­тавляться то золото, которое они одалжи­вают. Это на короткий период времени под­няло цену до трехсот тридцати долларов за унцию, потому что некоторые участники рынка неправильно поняли смысл соглаше­ния, трактовав его как сокращение предло­жения золота. Основная же идея соглашения была в том, чтобы привнести на рынок дол­госрочную прозрачность», — рассказывает Рона О'Коннел. «О важности этого соглаше­ния можно судить по тому, как резко на не­го отреагировал рынок. Рынок балансиро­вал на пределе возможного», — говорит Джон Бримлоу.
 
16 сентября 2002, «Эксперт», Павел Быков
 
 
ГИРЯ НА КОМПАСЕ
Комментарий Александра Ивантера («Эксперт», 16 сентября 2002)
 
Вследствие манипу­ляций с золотом большинство эко­номических решений на мировом рынке капита­ла во второй половине 90-х годов было принято исходя из ложных пред­ставлений об относи­тельной ценности базо­вых активов. На фоне искусственно сбитой це­ны золота американский доллар и экономика США казались сильнее, чем были в действительности.
 
Слом длинных ценовых трендов на рынке золота — верный признак междуна­родных финансовых катак­лизмов, связанных с рез­ким изменением соотно­шения сил между ведущими мировыми державами. Когда бремя лидерства становится для главной мировой экономики непосильным, ее валюта и активы, номинированные в этой валюте — сначала голлан­дский гульден, потом бри­танский фунт, а ныне дол­лар США, — теряют в гла­зах инвесторов и сберега­телей магический блеск. И взоры их устремляются в сторону «вечных ценнос­тей» — недвижимости, земли и золота.
 
Весьма симптоматичен в этом контексте взлет цен на недвижимость в США пос­ле окончания фондовой ли­хорадки второй половины 90-х годов. Цена же золота долгое время вела себя неестественно вяло.
 
Когда американский фондовый пузырь начал сдуваться, дешевое золото в трудные времена для мировых финансов из ин­струмента спекуляций быстро превратилось в инвестиционное убе­жище, тезаврационный фетиш, так что реаль­ных ориентиров воз­можного взлета его це­ны (пятьсот долларов за унцию? тысяча? кто больше?) действитель­но не просматривается.
 
Нащупанное автором статьи магическое «зо­лотое правило» — рав­новесное на вековом тренде соотношение ин­декса DowJones и цены тройской унции золота равное пяти — может сработать еще раз, а мо­жет и не сработать: ме­тод аналогий не гаран­тирует стопроцентного прогноза. Тем более что на изрядно отягощен­ном деривативными ин­струментами золотом рынке вполне может развернуться спекуля­тивная игра на повыше­ние, не менее прибыль­ная, чем игра на пони­жение 1995-2000 годов.
 
Более любопытно другое. На первый взгляд кажется, что чем сильнее в ближайшие месяцы грохнется «старик Доу», тем сильнее вздорожает золото — ведь тем интенсивнее будет переток средств инвесторов с рынка акций на рынок золота. Однако в действитель­ности — и здесь «золотое правило» точ­но сработает — все ровно наоборот. Рез­кое и глубокое падение фондового рын­ка просто обнулит инвестиции в акции, перетекать на рынок золота и задирать его цену будет нечему. Фиктивный капи­тал имеет свойство просто исчезать, сгорать в периоды схлопывания биржевого пузыря.
 
Напоследок хочется с гордостью сооб­щить, что наши сограждане чутко уловили неполадки в самочувствии доллара. Недав­но информагентства распространили со­общение, что Сбербанк России в прошлом году продал населению четыре тонны зо­лотых и серебряных монет, а также одну тонну золота в банковских слитках — не­бывалое количество за последние десять лет. А вот прирост запасов наличных дол­ларов у россиян — и в абсолютной величи­не, и особенно по отношению к выросшим доходам — слегка упал.
 
 
 

© 2000-2020. Все права защищены.

Сайт находится под управлением Teletrade D.J. Limited 20599 IBC 2012 (First Floor, First St. Vincent Bank Ltd Building, James Street, Kingstown, St. Vincent and the Grenadines).

Информация, представленная на сайте, не является основанием для принятия инвестиционных решений и дана исключительно в ознакомительных целях.

Политика AML

Уведомление о рисках

Проведение торговых операций на финансовых рынках с маржинальными финансовыми инструментами открывает широкие возможности, и позволяет инвесторам, готовым пойти на риск, получать высокую прибыль, но при этом несет в себе потенциально высокий уровень риска получения убытков. Поэтому перед началом торговли следует ответственно подойти к решению вопроса о выборе соответствующей инвестиционной стратегии с учетом имеющихся ресурсов.

Политика конфиденциальности

Использование информации: при полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на TeleTrade как источник информации обязательна. Использование материалов в интернете должно сопровождаться гиперссылкой на сайт teletrade.org. Автоматический импорт материалов и информации с сайта запрещен.

По всем вопросам обращайтесь по адресу pr@teletrade.global.

Обратная связь
Online чат E-mail
Вверх
Выберите вашу страну / язык