Почему Вик Нидерхоффер не любит «Умника из Омахи»?
16.07.2004, 10:13

Почему Вик Нидерхоффер не любит «Умника из Омахи»?

Евг. Романов, Новосибирск
Для бюллетеня «Чужие Деньги», №17
 
 
Мне очень интересен Вик. Точнее, – мне нравится копаться в его жизненных принципах и профессиональных взглядах на рынок. К сожалению, копаться приходится в его книгах, о других способах общения с великим трэйдером мечтать не приходится. Книги по объему приличные, и я не претендую на их глубокое изучение. Поэтому расценивайте мои наблюдения и осторожные выводы как поверхностные заметки. На мой взгляд, такие неглубокие наблюдения тоже представляют огромный интерес. Всегда полезно знакомиться, как именно люди зарабатывают на бирже и что именно они обо всем этом думают. В особенности, такие как Вик.
 
 
Так вот, Виктор Нидерхоффер большой оригинал, просто нигилист какой-то. Технический анализ он считает многоголовой Гидрой, которую он, по его мнению, ухайдакал своей критикой, как Геракл (заметки на эту тему в ЧД, №15). Японские свечи – «уважаемый, но весьма туманный индикатор»:
 
 
            В Японии, где уклончивость при ведении переговоров – это образ жизни, была разработана и столетиями совершенствовалась методика «анализа свечей»…
Все, кто имел дело с японцами, знают, как вежливо, но настойчиво они уклоняются от того, чтобы дать определенный ответ, сказать «да» или «нет». Было бы абсолютно удивительно, если бы страна, в которой ценится уклончивость, разработала точно определенный метод анализа фондового рынка, который можно тестировать при помощи эксперимента…
Джон Ламберг, из города Миннетонка, штат Миннесота, один из наших самых здравомыслящих корреспондентов, инженер, любитель сатирического шоу Монти Пайтона, семейный человек и бывший энтузиаст технического анализа, использует свою карманную книгу по анализу свечных фигур, подкладывая ее под ножку кофейного столика, чтобы тот не шатался.
(«Практика биржевых спекуляций», Лорел Кеннер, Виктор Нидерхоффер, М., 2003)
 
 
Вик – большая умница, и мне нравятся его очень неожиданные мнения по поводу самых разных вещей. Например, он не любит небоскребы, и рефреном этой нелюбви звучит эпиграф Уильяма Дж. Митчелла (декан факультета архитектуры Массачусетского технологического института) к главе «Небоскреб как индикатор проблем» той же книги:
 
 
            В двадцать первом столетии, как и во времена фараона Хеопса, будут строиться все более и более высокие здания. Будут прилагать огромные усилия, в которых нет экономического смысла, потому что богатые и могущественные все еще находят удовлетворение демонстрировать столь традиционным путем, что им удалось забраться на самый верх мусорной кучи.
 
 
Но давайте по порядку, иначе нам до задекларированного в заголовке «умника» Уоррена Баффита не добраться в этом году. На этот раз обозначили три темы – свечи, небоскребы и «Оракул из Омахи» - вот и зацепимся за них и размотаем по очереди, как нитку с катушки. Вы меня спросите: «Какого черта? Какая здесь связь, и вообще – насколько вся эта лирика может помочь в торговле валютой??». Люди опытные – не спросят, потому что некоторые всерьез ищут корреляцию между кружевной отделкой женских юбок и поведением рынка, но мы не станем копать настолько глубоко – что касается меня, так я в этих юбках ни бельмеса не смыслю, увы.
 
 
            Сама жизнь – это огромный обед, блюда на котором приготовлены все из тех же ингредиентов. Лучшие игры сочетают в себе конкуренцию и кооперацию, мастерство и случайность, жесткие стратегии и оппортунизм, тенденции и развороты тенденций. Наше стремление устроить свою жизнь так, как нам хочется, требует тех же самых навыков в бесконечно варьирующихся и постоянно изменяющихся пропорциях. Адвокат по своему искусен в «охоте» и «рыбалке»; строитель – в лазании; актриса – в выражении эмоций; профессор – в расчетах; ученый и модельер – в изобретательстве; а игрок на бирже – во всем вышеперечисленном.
            («Университеты биржевого спекулянта, Виктор Нидерхоффер, М., 1998)
 
 
Тосико-сан
 
 
К своему стыду, вынужден признаться, что я использую японские свечи на своих графиках только потому, что они – на мой взгляд – с наилучшей наглядностью отображают ценовую динамику. Я только сейчас задумался, пользуюсь ли я анализом свечных моделей в своей профессиональной деятельности, и честно сказать – ни в зуб ногой. Вы пробовали тестировать такие фигуры, как «Три белых воина нападают на черную тень» или «Свечи сгорают, чтобы светить человеку»? Мне – в голову даже не приходило. Скорее всего – просто в силу постоянного состояния цейтнота. Мое отношение к этому японскому методу – спокойное. Естественно, я учитываю в своей практике дожи с длинным хвостом или другие предупреждающие разворотные модели, типа «Крест харами – фигура, наводящая ужас». Я уже как-то рефлекторно на них реагирую, как на явные признаки опасности, как на предварительные сигналы, что не стоит искушать судьбу и пора фиксировать открытую в рынке позицию. Свечи играют важную, но не первостепенную роль в принятии моих торговых решений. Я, как истинный японец, в очередной раз «сохраню лицо» и вы не дождетесь от меня ни дифирамбов, ни проклятий по этому поводу.
 
 
Каждый вечер в элегантном токийском баре миловид­ная дама лет сорока спускается в зал по покрытой ковром мраморной лестнице. Она улыбается и машет собравшимся внизу клиентам. Ее приветствуют взрывы хохота и выкри­ки: «Нет, это чудовищно! Перестаньте! Не надо!». Как толь­ко дама добирается до нижней ступеньки, мужчины в баре одной рукой хватаются за свои интимные части тела, а дру­гой отмахиваются от женщины, внушающей им такой ужас.
Удивляться этому ритуалу не стоит. Это — всего лишь обычный ежевечерний выход Тосико-сан — в прошлом роскошной красавицы, вышедшей замуж за известного члена японского парламента. Обнаружив, что муж изме­няет ей с какой-то гейшей, Тосико-сан отрезала ему по­ловые органы и со свойственным японцам натурализмом засолила их в банке. Отсидев пять лет в тюрьме, эта дама стала знаменитостью и вскоре приобрела в Токио ночной клуб…
Вот потому-то, когда мистер Нормайл, наш ведущий боец, вошел в офис 22 октября 1993 года после того, как казначейские обязательства упали на пункт, и заявил, что это падение было совершенно предсказуемым, поскольку цены образовали паттерн «черная звезда Доджи», я понял, что нужно указать ему на ошибки. И в следующий раз, когда Нормайл вошел в офис, трейдеры были наго­тове: «О, нет! Это чудовищно! Перестаньте! Не надо!» И мистер Нормайл крепко подумал, прежде чем давать оче­редное объяснение крупному сдвигу цен.
            («Университеты биржевого спекулянта, Виктор Нидерхоффер, М., 1998)
 
 
Мне нравится оттенок романтизма в названиях и описаниях моделей японских свечей. Что касается практического использования метода, то, если вы посмотрите на ретроспективу цены, то обнаружите на пике или дне рынка или дожи с длинным хвостиком, или «харами», или «полное солнечное затмение», или еще что-нибудь разворотное. Пусть – не стопроцентно, но -  в большинстве случаев. На самом деле, дожи может просто указывать, что цене преградил дорогу сильный уровень, и он будет либо пробит, либо цена от него отскочит хорошенько. Позвольте вас спросить – не разумно ли этот сильный уровень сразу же учесть, если вы держите позицию? Заберите здесь свои деньги, и – баста.
 
 
            Но если не обращать внимания на психологические ошибки, которые влияют на интерпретацию свечных и других графиков, обычному инвестору не очень-то будет полезен рассказ о том, что некоторые люди обладают талантом «визуализации закономерностей», но, к несчастью, никак не могут объяснить другим, на чем основаны их заключения и интерпретации.
(«Практика биржевых спекуляций», Лорел Кеннер, Виктор Нидерхоффер, М., 2003)
 
 
Вот как? А как можно претендовать на то, чтобы научить кого-то жить или торговать на рынке? Если я вижу жизнь вообще и биржу в частности так, а не иначе, как можно передать мое видение кому-то другому? Как я могу передать мое визуальное восприятие ценовых графиков? Это же – смешно просто. Вижу – и все тут, и не обязательно так, как это видят другие профессионалы. Когда-то мне рассказывали интересную статистику, что два человека, общаясь и глядя глаза в глаза, понимают друг друга процентов на двадцать, и поэтому нет смысла обсуждать серьезные вещи по телефону. И если инвестор не может визуально интерпретировать ценовые графики и «видеть» рынок, пусть пеняет на себя, а не на методы технического анализа. Учится пусть.
 
 
            К несчастью, проповедники технического анализа ничего не говорят о том, какой временной интервал нужно использовать для поиска закономерностей. Как отметил наш друг Шуи Мицуда, великий философ рынка, работающий в японской брокерской фирме: «Если поменять размерность переменных на графике (продолжительность, диапазон цен), то он часто показывает совершенно другую фигуру. Если оценивать данные за последний год, то акции Sony выглядят очень привлекательно, если же принять во внимание последние десять лет – они приводят меня в ужас, а если ограничиться последним месяцем – я даже и не знаю, что сказать». Беда в том, что это очень характерная черта технических индикаторов и без надежных ориентиров для решения данной проблемы очень легко запутаться.
(«Практика биржевых спекуляций», Лорел Кеннер, Виктор Нидерхоффер, М., 2003)
 
 
Тоже мне – беда. Лукавство это, которое может быть непонятно только совсем зеленому новичку в рынке. Для трэйдера нет никаких проблем разграничить временные интервалы цен на полезные для торговли сегодня, и – всякий хлам и старье. Вот зачем мне каждый день смотреть на десятилетнюю историю швейцарского франка? Что я из нее почерпну практического для оценки рынка сегодня и сейчас? Трэйдер смотрит, чем закрылся вчерашний день, и что вытворяет цена на внутридневном графике. Нет проблем.
 
 
            Наш друг Гленн Эсковедо, шахматный гроссмейстер, работающий брокером в солидной фирме на Уолл-стрит, прислал нам одну из самых популярных в Китае книг The Book of “Stratagems” (Книгу “стратегем») Харро фон Сенгера, чтобы мы могли лучше разобраться в тонкостях японского технического анализа. В книге описаны многочисленные примеры обманных тактических приемов, использовавшихся в Китае с глубокой древности…
            «Китайцы тысячелетиями жили и умирали, учась обманывать и вводить в заблуждение, - заметил Эсковедо. – Трудно представить, что они или японцы могут принять графический анализ за чистую монету».
(«Практика биржевых спекуляций», Лорел Кеннер, Виктор Нидерхоффер, М., 2003)
 
 
Ну вот – опять. Много вам попадается в жизни «чистых монет»?? Ой, нет. На рынке – тем более, и что здесь вас постараются искусно обмануть – можете не сомневаться. Простаки, которые принимают рынок за «чистую монету», долго в рынке не живут. Надеюсь, я не открыл для вас Америки.
 
 
Небоскреб как индикатор проблем
 
 
В процессе пока, который был прерван в половине третьего ночи, посредством выключения всех компьютеров женой – чтобы спать не мешал…
 

© 2000-2020. Все права защищены.

Сайт находится под управлением Teletrade D.J. Limited 20599 IBC 2012 (First Floor, First St. Vincent Bank Ltd Building, James Street, Kingstown, St. Vincent and the Grenadines).

Информация, представленная на сайте, не является основанием для принятия инвестиционных решений и дана исключительно в ознакомительных целях.

Политика AML

Уведомление о рисках

Проведение торговых операций на финансовых рынках с маржинальными финансовыми инструментами открывает широкие возможности, и позволяет инвесторам, готовым пойти на риск, получать высокую прибыль, но при этом несет в себе потенциально высокий уровень риска получения убытков. Поэтому перед началом торговли следует ответственно подойти к решению вопроса о выборе соответствующей инвестиционной стратегии с учетом имеющихся ресурсов.

Политика конфиденциальности

Использование информации: при полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на TeleTrade как источник информации обязательна. Использование материалов в интернете должно сопровождаться гиперссылкой на сайт teletrade.org. Автоматический импорт материалов и информации с сайта запрещен.

По всем вопросам обращайтесь по адресу pr@teletrade.global.

Обратная связь
Online чат E-mail
Вверх
Выберите вашу страну / язык